Спасение экономики – спасение жизней

В разгар эпидемии коронавируса, страны объявляют режим чрезвычайного положения, отдавая приоритет централизованному управлению.

Безработица может принести такие же потери, как вирус. (foto)

Автор: Андрес Барьентос Карденас

С момента начала мятежа в Чили в октябре 2019 г., который до сих пор не прекратился, добавляя мировую эпидемию вируса из Вуханя, очевидным стала стратегия манипуляции населения правительственными средствами массовой информации в виде преуменьшения масштаба разбойнических актов и насилия или же раздувания всеобщего страха у населения в последнем случае, когда политики пытаются урвать свой куш и заливаются красноречивыми выступлениями, вводя в заблуждение еще больше людей.

Некоторые диванные критики, «приверженцы» так называемой солидарной экономики, первыми начали навязывать неверные решения среди очевидного спада мировой экономики, банкротств компаний, роста безработицы и падения нашей промышленности – чего ожидали сторонники тоталитаризма из партии «Широкого Фронта» (Frente Amplio) и Коммунистической Партии. Они же, ратуя за национализацию, месяцами ранее не стеснялись аплодировать «революционерам», которые сжигали, громили нашу страну, в которой число увольнений достигло 376 тысяч еще до проявления эффектов коронавируса.

Сейчас правительства всего мира фактически объявляют военный режим, выбирая централизованное управление вместо того, чтобы позволять компаниям принимать решения самостоятельно. Различные отрасли производства делают все возможное и невозможное, чтобы адаптироваться и выжить в чрезвычайном положении, введенным правительством, а когда оно закончится, все должны будут признать, что то, что работало раньше, может стать уже непригодным для новой реальности. Те, кто насильственно отделяют экономику от людей, забывают, что экономика – это и есть взаимодействие самих же людей, это человеческая деятельность. Да, вирус может принести людские потери, но такие же потери может принести и массовая безработица, разрушение семей, закрытие компаний, которые приведут к стрессу, депрессии, отчаянию, банкротствам, и боли от потери того, над чем люди работали годами, вкладывая свою душу.

Чтобы быстро показать обратную сторону эпидемии социалистам и защитникам окружающей среды всех партий, нужно представить, что бы произошло, если наша добывающая промышленность, гидроэнергетика зависели бы исключительно от климата, альтернативных источников энергии, к тому же недешевых, тогда, возможно,  здравоохранение и поддержание привычного нам уровня жизни граничило бы с невозможным в период повышенных энергозатрат во время всеобщего карантина. А те, кто в поездке к семье не видят ничего дороже, чем стоимость билета этой поездки, откровенно говоря, бесчеловечны; в экономике для этого есть понятие разницы между рыночной ценой товара или услуги и получаемыми благами. Те, кто выступает за объявление всеобщего карантина по всей стране, даже не берут во внимание последствия, которые подразумевает неделя экстремальной социальной изоляции, которые нарастают с каждой такой неделей и могут, как результат, порождать новые сценарии восстаний, жестокости – что сейчас и происходит в некоторых регионах Италии.

Некоторые отрасли, которые принимают особо тяжелый удар от карантина: авиаперелеты, туризм и развлечения, спортивные центры, малый и средний бизнес, клубы и бары, инвестиционные фонды, морской транспорт сейчас призывают правительства пересмотреть свою политику и чрезмерные бюрократические процедуры системы здравоохранения, которой государство же и управляет. Мобилизация ресурсов для борьбы с эпидемией не должна быть оправданием ограничения гражданских прав, религиозных свобод, ни чрезмерного контроля со стороны правоохранительных органов, ни поводом увеличения налогов, что только опустошит карманы рабочих и всего производственного сектора Чили, который составляет 73% ВВП. В этом случае лучшим стимулом является устранение барьеров экономической активности нежели выделяемое финансирование из-за сложившегося дефицита, которое берется в долг у поколения наших детей. Также было бы полезным смягчить нормативные ограничения в сфере телемедицины и покупки тестов за рубежом частными медицинскими центрами.

В то время как масса людей в социальных сетях аплодировали некоторым экстремальным принудительным мерам, введенным в Сальвадоре, хватило несколько дней, чтобы понять, что это было неверным шагом, что честно признал и сам президент Нйиб Букеле. Сюда же относятся меры, которые некоторые правительства ошибочно принимают в отношении компаний, ограничивая право увольнять сотрудников. По этому поводу высказался министр финансов Хавьер Фернандес-Ласетти в Мадриде: «Если компания, особенно в сегменте малого и среднего бизнеса, вынуждена сохранять те же расходы не имея при этом доходов, единственное, что может ждать её – банкротство (…) таким образом, правительство, делая вид, что хочет помочь работникам, наносит работникам еще больший вред». Каролина Коррал доступно и ёмко показала, как функционирует малый и средний бизнес одним высказыванием: «Как вы думаете, как мы платим зарплату? Продажами! (…) Нет продаж – нет доходов».

Экономика – это сама человеческая жизнь и деятельность, подтверждением этому является ситуация в Индии: если бы в стране были введены реформы свободного рынка еще 10 лет назад, выжило бы 14,5 миллионов детей, 261 миллиона научились бы читать и писать, и 109 миллионов человек в Индии вышли бы из-за черты бедности. Разрушение экономики не является верной социальной политикой правительства. Государственная система и частный сектор экономики должны переживать стресс сообща, принимать решения учитывая множество факторов, чтобы справиться со всеми эффектами мировой эпидемии, и, как показывает нам экономическая история, чтобы предлагаемое лекарство не оказалось страшнее самой болезни.

Перевод: Ольга Гулько