«Беспорядки в Сантьяго – это не вандализм, это подрывная война»

Президент Себастьян Пиньера только что подписал Указ о введении чрезвычайного положения в провинциях Сантьяго и Чакабуко, а также в муниципалитетах Пуэнте-Альто и Сан-Бернардо.

Станции метро сожжены, магазины разграблены, улицы закрыты, полиция и пожарные в пока безуспешной борьбе с огнём и вандализмом, – вот картина, которую сейчас наблюдают в Сантьяго, Чили, после повышения цен на общественный транспорт.

Тысячи чилийцев вышли на улицы Сантьяго под лозунгом #EvasionMasivaTodoElDí, требуя отмены повышения стоимости проезда в общественном транспорте. Речь идет о 3,75% – самом большом подорожании с 2010 года. В часы пик – утром и вечером ​​– стоимость проезда составила 830 песо (около 1,17 долл. США). Однако, подорожание не коснулось студентов и пенсионеров.

Наподобие с ситуацией днями ранее в Эквадоре, президент Себастьян Пиньера только что подписал Указ о введении чрезвычайного положения в провинциях Сантьяго и Чакабуко, а также в муниципалитетах Пуэнте-Альто и Сан-Бернардо.
То, что началось с бойкота, переросло в подрывную кампанию – государство ищет решения, как действовать в сложившейся ситуации.
Издание PanAmPost взяло интервью у Андреса Барриентоса, чилийца и соучредителя известного центра либеральных исследований Ciudadano Austral, Чили.

– Какова актуальная ситуация на улицах Сантьяго?

В настоящее время в столице Чили происходят сцены подрывной деятельности, активнее которых в Чили не видели со времен революции, организованной левыми в 2011 году. Тщательно спланированная и точно организованная революция тогда привела к изменению состава конгресса в пользу левых и победе второго правительства президента-социалиста Мишеля Бачелеты.

В настоящее время метрополитен Сантьяго, через который ежедневно проходит более 2,6 млн. пассажиров в среднем – около 37% региона, – полностью закрыт и, вероятно, не откроется в течение минимум 3 дней из-за многочисленного урона, нанесенного группами повстанческих экстремистов и анархистов, которые без разбора наносят вред как государственному, так и частному имуществу.

Вдобавок к баррикадам по всему региону, час назад на улицах стартовал «кастрюльный» марш, организованный в соц. сетях коммунистической партией Чили.

Иногда пролетают вертолеты Чилийских полицейских – перед правоохранительными органами стоит сложная задача: общественные автобусы сожжены, банки разграблены, так же как и торговые центры, супермаркеты и аптеки. Мирные жители либо остаются дома или часами ждут подходящего момента, чтобы вернуться домой и поделиться пережитым со своими семьями.

– Что стало причиной протеста и что просят протестующие?

По очевидным меркам, можно говорить об увеличении стоимости проезда в подземном транспорте менее чем на 4%. По моему мнению, это зарождалось на протяжении многих лет. Это результат работы всего культурного, образовательного, профсоюзного и идеологического аппарата, который правые уступили левым в нашей стране. Власть недооценила саму силу идей, так идеи свободы остались в стороне за постоянной борьбой, которую мы называем политикой.

То, что анархо-повстанческие группы добились в лицеях не признания власти, в добавок к тому, что правительство сняло обвинения с министра образования, даёт предлоги для жестоких протестов таким группам при возникновении малейших недовольств. К тому же, за этим стоят всё те же анархические группировки, которые в своих протестных демонстрациях пропагандируют отмену социального обеспечения и подрывают основы правового государства.

Но у нас нет гарантии, что бунтующие группы, которые в этот раз называют конкретную причину – рост цен на общественный транспорт (которую легко исправить), не вернуться громить город под другим предлогом.

– Жестокость бунта поднималась постепенно или это были внезапные действия?

В последние годы граждане могут легко заметить идеологическую основу вандализма в Чиле – посмотреть на плакаты демонстраций или какими граффити разукрашены стены города: «Убей Пако (полицию)», «Пожар в столицу!», «Национализации быть!», «Анархист-Веган», «ACAB» (Все полицейские – ублюдки)», «Не плати (с анархистскими знаками)», «Пятницы на будущее», «Вреди», «Социальная война», «Со школьной скамьи – в классовую борьбу» и так далее.

Подчеркнем, что эти группы не берут во внимание ни то, что происходит в Сантьяго, ни в других регионах страны.

– Прошло всего несколько дней после протестов в Эквадоре, есть ли у этого политико-идеологическая связь?

Возможно. В последнее время в Эквадоре, Мексике и Франции происходят события с комплексными первопричинами, и думать, что события на Западе в 21 веке никак не влияют на остальные страны – просто смешно. Самый главный вопрос для меня – что делать с тем, что уже больше десяти лет существуют анархо-повстанческие группы в школах, панк-рок, контркультурные акции, академическое разглашение, экотерроризм и прочее. По моему мнению, разделять преступное действие и его политическую и идеологическую стратегию – большая ошибка властей. В конце концов, акты насилия и вандализма сегодняшнего дня связаны не с конкретными событиями, а со стратегиями «гражданской войны» левых экстремистов и классовой борьбы. В этом смысле бунтующие уловили слабые места нашего мирного сосуществования.

– Как отреагировали политические круги и каковы варианты быстрого решения?Среди виновников социального напряжения являются элиты, левые активисты на телевидении, шоу-программах, утренние комментаторы, комедианты и политики левых партий, которые на постоянной основе дают комментарии, которые побуждают к беспорядкам. Достаточно послушать или почитать заявления коммунистической молодежи, общественных деятелей СМИ и даже оппозицию в Конгрессе, которые и разожгли конфликт. Хотя некоторые признаются, что это было неверным поведением.

Немедленным решением было закрытие всех станций метро и усиление полицейского аппарата, требования внесений правок в закон для увеличения наказания ответственных за беспорядки. Решения этой ситуации кажутся все сложнее и сложнее, по мере того как вандализм набирает обороты.

В краткосрочной перспективе как политические лидеры, так и граждане, должны быть категорично настроены остановить эту ситуацию. Эти события разделяют страну на два блока; также вызывает беспокойство приближение важных международных событий, таких как APEC – форум экономики Азиатско-Тихоокеанского региона и COP25 – Конференция ООН по изменению климата. Меня беспокоит то, что люди, которые в конечном итоге больше всего страдают, – это средний класс, рабочие и самые бедные люди и жители регионов.

За время этого интервью было сожжено более восьми станций метро, ​​а также сгорела часть здания энергетической компании.